Category: еда

Category was added automatically. Read all entries about "еда".

quilma

Головоломка (1942)

1942 год. Головоломка из "Мурзилки".

Слабо разгадать?

1. Зачем здесь находятся партизаны.
2. Кто из партизан замаскировался правильно, а кто не правильно и почему?
3. Какие машины идут по дороге?
4. В какую сторону идет колонна - на север, юг, восток или запад?
5. В какое время дня происходят события?
6. Что делает враг - отступает или наступает?
7. Что можно использовать для еды?
8. Можно ли здесь напиться?



Collapse )
quilma

Ex ungue leonem? Хороший рассказ, правда?


Как-то на дне рожденья проводил этот опрос. В ЖЖ - вроде, нет.

Допустим, существует совсем маленький рассказ. Не будем гуглить, кто писал - неинтересно, неспортивно.

Зато сам текст, по-моему, очень интересный. Хочется обсудить, оценить, разобрать этого слона по косточкам.

Слон

Худенькая, живоглазая девочка, похожая на лисенка, необыкновенно милая от голубой ленточки, бантом которой схвачены на темени ее белобрысые волосики, во все глаза смотрит в зверинце на покатую шершавую громаду слона, тупо и величаво обращенную к ней большой, широколобой головой, лопухами облезлых ушей, голо торчащими клыками и толстой, горбатой трубой низко висящего хобота с черно- резиновой воронкой на конце. Тонким голоском:

- Мама, отчего у него ноги распухли?

Мама смеется. Но смеется и сам слон. Склоняя широколобую голову, смотрит и он на девочку, и в его свиных глазках явно блещет что-то хитрое и веселое. Он от удовольствия весь раскачивается, начинает волновать хобот - и вдруг, в трогательной беспомощности, в невозможности иначе выразить свои чувства и мысли, крутым изгибом взвивает его кверху, показывая его исподнюю влажно- телесную мякоть, рога обнаженных клыков и нелепо-маленький рот между ними, с мучительным наслажденном катит из своих страшных недр глухой гром, рокот, потом мощно и радостно-глупо трубит, сотрясая весь зверинец.

Collapse )


Вы впечатлились? Нет? А почему?
Можно ли здесь по когтю узнать льва?

quilma

«Капитан бодросовал всю ночь». Как мещанин внезапно стал джентльменом

По моему скромному мнению, один из самых масштабных художников в нашей литературе – это Тэффи. Трудно себе представить писателя более глубокого, тонкого, доброго к человеку. Тэффи не слишком-то повезло: ее имя постоянно упоминают в немного странном контексте. Если Аверченко – просто хохмач (хотя и самой высокой марки), но Надежда Тэффи – это подлинный философ, смеющийся философ (хоть совсем не Демокрит). И почему же их так часто ставят рядом?

Тэффи, ее фантасмагории не имеют решительно никакого касательства к нашей «эмпирической действительности». Это совсем не похоже на то, о чем пишут сатирики. И все-таки ее рассказы – сногсшибательно реальны!

В них есть какая-то высшая правда (хотя и красивая выдумка).

Высшая правда – обретает форму смеха, что вполне закономерно. Это я понял, когда захохотал от радости над набоковским «Даром» (много лет прошло, а это солнечное чувство помню как теперь).

Человек в странных юморесках Тэффи – это, на мой взгляд, человек в своих вершинных, высших проявлениях (даже когда творит нелепости и глупости).

Даже рассказы, будто бы посвященные вещам, на самом деле – посвящены людям. Таков и один из самых близких для меня рассказов – «Трубка»: о том, как мещанин стал джентльменом.




Если в наш хамский век еще возможны образцы для подражания, пусть для меня им станет мещанин Курской губернии Василий Зобов. Я хотел бы быть похожим на него.

А то ведь как у нас? Аристократия сошла со сцены уже очень давно. Интеллигентный слой тоже фактически исчез, хотя уже на нашей памяти, и от него остались – только единицы. Однако и «крестьянства» нет. Будем честны, весь современный мир есть разные сорта мещанской серости – от полууголовников до полуобразованных. И все же в этой вязкой, зыбкой жизни без вех, путей, точек опоры – аристократизм еще вполне возможен. Более того – необходим.

Ибо на самом деле быть "английским джентльменом" – дело каждого.

А теперь я выложу рассказ Тэффи (он невелик)

Трубка

Collapse )
quilma

Крестьянская летопись села Зачачье (1801-1945)

Архангельский крестьянин Н.И.Заборский (1887-1953) и несколько поколений его предков составили самую настоящую летопись. "Летопись" начинается с 1801 года, а кончается после Великой Отечественной войны. Как правило, это просто записи о погоде, урожаях и стихийных бедствиях. Но иногда в ней отражаются и общероссийские события. Часть авторов имеет неожиданно широкий кругозор, они определенно что-то читали... Но все равно безумно любопытно увидеть всю историю народными глазами.

Совершенно неожиданная вещь.

Я сюда вывешу целиком (как есть) все годовые записи, где отмечаются какие-то события за пределами села. Или же голод, катастрофы...
Пропущенные мной годы - это, в основном, погода и урожаи.
Целиком эту "летопись" можно почитать в книге:
Воспоминания русских крестьян XVIII - первой половины XIX века. М.: Новое литературное обозрение, 2006.

1812 год, високосный
Емца вышла из-подо льда 30 апреля, замерзла 28 нояб[ря]. Весна
тихая, приятная; сев ранний, всходы хорошие. Появилась странная комета,
звезда с хвостом, и каждую ночь ярко горела. Все с ужасом глядели, и
дивились, и ждали чего-то необыкновеннаго. Урожай был хороший. Этот
год нам памятный в русском народе: случились великие события. Жатва
изобильна, давно такой не помнили — как бы только жить да радоваться;
изобилие и ягод. А между тем не весел был православный народ, у всякаго
тяжело было на сердце, потому что грянула туча, вторглись несметные
полчища Наполеоновы, взяли у нас Москву белокаменную. Что-то будет?
Collapse )
quilma

Час воина: исчисление времени в Арде. Часть вторая

Продолжение. Первая часть доклада здесь: http://arthoron.livejournal.com/179176.html

Третья Эпоха

До сего времени наши известия были очень скудны. В конце Третьей Эпохи ситуация радикально меняется! Властелин Колец (и связанные с ним тексты) дают нам больше, чем все остальные произведения.

Во Властелине Колец есть два «пласта»: 1) описание Шайра и хоббитов, 2) описание остального мира. Их не всегда легко бывает согласовать, в описании Шайра есть необычные анахронизмы.

В мире Властелина Колец существовало не меньше трех систем отсчета часов: у гондорцев, у хоббитов и у эльдар; в Гондоре, по-видимому, имелось еще две локальные разновидности (Минас-Тирит и Дол Амрот). «Сейчас не может быть больше девяти» – думает Пиппин на аудиенции с Денетором. Но вскоре в Минас-Тирите бьет третий час (после восхода солнца)! Такой же разнобой бывал и в доиндустриальной Европе…

Collapse )

Продолжение следует.
quilma

It's my life

Случай из юности Н. Гумилева

"А со следующей детской «любовью» случился просто конфуз. Желая поразить какую-то гимназистку Таню, он, отвечая на вопросы ее девичьего альбома – ваш любимый цветок, писатель, блюдо? – не задумываясь, написал: «Орхидея. Уайльд. Канандер». «Эффект, – рассказывал потом, – получился полный… Все стушевались… Я почувствовал, что у меня больше нет соперников, что Таня отдала мне свое сердце». Он так возгордился своей оригинальностью, что даже дома рассказал об этом. «Повтори, Коленька, – спросила Анна Ивановна, - какое твое любимое блюдо?..» - Канандер, – важно ответил он. – Это, мама, разве ты не знаешь? – французский очень дорогой и очень вкусный сыр». Мать всплеснула руками: «Камамбер, Коленька, а не канандер!..» Сказать, что Коленька был раздавлен – не сказать ничего. Из героя вечера он мгновенно превратился в посмешище. Всю ночь он крутился в кровати, размышляя, как завладить проклятым альбомом, как уничтожить его. К утру решил вопрос кардинально – попросту вычеркнул эту Таню из жизни…"
(В. Недошивин. Прогулки по Серебняному веку)
carme

По следам Сильм-Экстрима

(миниатюра из жизни нолдор-изгнанников)

На стенах все спокойно. Тускло зеленеют ветви оцепенелого ельника; нерушимым строем – монотонные облака: нестиранную простыню напоминают они... Солнца и не видно, и не чувствуется, окоченели голые руки. Раскланиваясь со стражей, явившейся нам на смену, вкладываю меч в ножны. В действительности: ножны условны, меч текстолитовый, а реверанс – деревянный.

В крепости нездоровое оживление – это в кострах остыли последние угольки, и эльфы, опухшие за ночь от холода, расползаются спать, застревая в дверях своих палаток.

В аккурат к моему приходу и нашего костерка не стало; Спотыкаюсь о немытые плошки. Впрочем, Лильтариль уже взялась за распилку дров. При каждом неосторожном движении душа ее, болтаясь на веревочке, ложится темной стороной...*
- Гм-мм... мнэ-э... Прекрасная дева, помочь чем-нибудь?
- СПАТЬ.

Носки феанорингов над кострищем. Черно-красные... Голубая бабочка, сломав шелковое крылышко, барахтается в примятой траве, словно вышибленный из седла латник... И, будто умбарский обелиск из грядущего, над всем этим великолепием парит одинокая колонна - недостроенный дворец покойного Государя.
Кому доброе утро, а кому спокойной ночи!

Задремать на левом боку мешает мне меч – переворачиваюсь на правый. Устав лежать с закрытыми глазами, откидываюсь на спину и начинаю считать слепней под пологом. Это занятие скоро мне приедается.
- Со мной все в порядке? - спрашивает меня Элерантар, яростно протирая глаза. – Я испугался, что у меня такая же опухшая рожа, как у тебя.

На костерке пыхтит еда, нолдор собираются в кружок, вспыхивает беседа: кто вчера чью миску увел... Из последних новостей узнаю: едим мы сегодня ОРКСКУЮ лапшу (трофей?). Ослышался. Лапшу назвали ОРСКОЙ
Collapse )

Я всегда опаздывал! Этот художественный отчет написан после игры - и почти пять лет пролежал под стеклом. Он полон желчи… и далеко не полностью отражает мое отношение к Сильм-Экстриму. На самом деле я рад, что на этой игре побывал, рад, что играл в прекрасной команде!

Но время от времени каждому из нас хочется немного… излить яд!
orme

Поутру проснувшись...

Цитата:

"Вот меню изысканного обеда времен Потемкина:

Похлебка из рябцев с пармезаном и каштанами.
Филейка большая по-султански.
Говяжьи глаза в соусе, называемом "поутру проснувшись".
Говяжья небная часть в золе, гарнированная трюфелями.
Хвосты телячьи по-татарски.
Телячьи уши крошеные.
Баранья нога столистовая.
Голуби по-Станиславски.
Гусь в обуви.
Горлицы по Ноялеву и бекасы с устрицами.
Гато из зеленого винограда.
Крем жирный, девичий."
(М. И. Пыляев. Старое житье)

Вот это по-нашему: Лукуллов пир! Только коня в пальто не хватало и комариных бровей в сметане!